О новых фильмах в прокате: «Ловушка», «Идеаль» и «Рок Дог»

Зaнимaтeльнaя культурoлoгия

Aфрoaмeрикaнeц Крис (Дaниэль Кaлуя) eдeт в сeльскую глушь знaкoмиться с рoдитeлями свoeй бeлoй дeвушки Рoуз (Эллисoн Вильямс), прeдвкушaя нe сaмую приятную встрeчу, вeдь oнa до сих пор не сказала им о его цвете кожи. Не смотря на то, что родители — папа-нейрохирург и мама-психотерапевт (и к тому же гипнотизер) — принимают Криса с распростертыми объятьями, встреча действительно вызывает немало поводов для беспокойства. Особенно, когда оказывается, что приезд Криса совпал с традиционным собранием многочисленных немолодых белых друзей семейства, проявляющих к герою чрезмерный интерес.

«Ловушка» Джордана Пила во многом напоминает триллер Гора Вербински «Лекарство от счастья», который вышел в украинский прокат 6 апреля: герой безуспешно пытается вырваться из уединенного места в глуши, одновременно разбираясь в том, что же на самом деле происходит. В обоих фильмах важную роль играет автомобильная авария, которую провоцирует животное, выбегающее на дорогу, а также — тема медицинских исканий, связанных с желанием иметь в здоровом теле здоровый дух (больше о ней ни слова, поскольку это — один из главных носителей «неожиданного» в фильме).

Схожими оказываются и общая неспешность повествования, граничащая со скукой, использование штампов «страшного» кино (в «Ловушке» внезапные появления персонажей происходят под режущие всхлипы музыки, заставляющие подскакивать в креслах), а также культурологический посыл. Но если «Лекарство от счастья» в завязке довольно традиционно замахивалось на изучение современного капитализма, то «Ловушка» черпает вдохновение из взаимоотношений белого и черного населения США.

В этом, пожалуй, заключается и главная проблема фильма для неамериканского зрителя и причина его неожиданного, феноменального успеха в США. «Ловушка» эксплуатирует глубокие американские страхи, представляя современные формы рабства, и одновременно утверждает социальные и культурные достижения общества, в котором афроамериканец Барак Обама — лучший президент. При этом картина исполнена своеобразного черного юмора, который — стоит слегка изменить угол зрения — оказывается и не юмором вовсе.

Для полноценного восприятия замысла ленты нужно перед ней давать зрителям смотреть документальный фильм «Я не твой негр» Рауля Пека, номинант на «Оскар» этого года, в котором дотошно проанализирована история взаимоотношений белого и черного населения США. Пристальный взгляд вовнутрь своей культуры, представленный в «Ловушке», вообще-то характерен для национальных кинематографий, но в меньшей мере отвечает традиции голливудского кино, ориентированной на весь мир. В этом и особенность фильма, оттолкнувшегося от жанровых шаблонов.

Пластиковая красота

Французская комедия «Идеаль» Фредерика Бегбедера, снятая им по собственному роману, намного легче и приятней для восприятия. На словах она с задором эксгибициониста срывает покровы с общества потребления, формирующего ложные желания и идеалы, а визуально — продолжает эти желания и идеалы активно укреплять, наполняя едва ли не каждую сцену глянцевой картины полуголыми девушками модельной внешности.

Этот парадокс — объективное следствие сюжета. Главный герой — циничный бонвиван Октав Паранго (Гаспар Пруст) — должен за неделю найти новое рекламное лицо (и тело) крупного производителя косметической продукции «Идеаль». Задача нетривиальная, ведь на модель должны захотеть походить три миллиарда женщин Земли. Сами же поиски проводят в России, где Октав крепко обосновался, украсив жилье бюстиками Ленина, Сталина и советскими плакатами 1920-х годов.

Впрочем, ни России, как таковой, ни Франции, в картине нет. Общему плану режиссер предпочитает крупный, концентрируясь на деталях. И представляя на экране мерцающие неоном ночные клубы, холодные штаб-квартиры мировых корпораций, интерьеры особняков русских олигархов в стиле «золотой унитаз», идиллические картины природы, снятые в ослепительном свете заката, и даже сцены под водой, которые по сюжету должны принадлежать Волге, но, скорее всего, не принадлежат.

Отдельные сцены летят вперед стремительной чехардой клипового монтажа, другие — развиваются благодаря долгим, сложно сочиненным планам, архивные черно-белые кадры сменяют постановочные сцены с документальным оттенком, в которых появляются Pussy Riot и Femen, есть в «Идеале» место и секс-видео из Интернета, и новостным сюжетам на ТВ. Стягивает воедино этот хаос острый закадровый комментарий главного героя и его прямые реплики в камеру. Они ломают «четвертую стену» и силой литературного слова наделяют эмоцией визуальный «пластик» происходящего.

Такую манеру экранизации произведений Фредерика Бегбедер разработал Ян Кунен, создавший десять лет тому киноверсию «99 франков». К слову, в 2007 г. писатель говорил, что режиссером быть не планирует: слишком уж больших это требует усилий. С тех пор он снял два фильма, но все же старается не перерабатывать. «Идеаль» длится от силы 90 минут, во многом лишен сатирической остроты и, скорее, представляет главного героя в позитивном свете. Это неудивительно, учитывая, что играет его актер портретно похожий на самого Фредерика Бегбеде.

К слову, в финальных титрах автор-режиссер Яна Кунена благодарит. А еще — русских друзей-олигархов, которые помогали изучать ночную жизнь Москвы и особенности модельного бизнеса по-русски. А после — украинских и грузинских друзей, которые противостоят агрессии и оккупации (той же России). Такие вот неидеальные парадоксы.

Китайский рок-н-ролл

Анимационная лента для семейного просмотра «Рок Дог», созданная в копродукции Китая и США, — пример мировой экспансии Поднебесной, построенной на копировании успешных продуктов и технологий. В данном случае профессиональный опыт Голливуда китайской кинокомпании, создавшей самый дорогой местный анимационный фильм (бюджет ленты — 60 млн. долларов), предоставил режиссер и соавтор сценария Эш Брэннон, работавший в свое время над сверхуспешной «Историей игрушек 2″.

В картине речь идет о молодом тибетском мастифе Боуди, который хочет стать рок-музыкантом. Его отец, посвятивший всю жизнь защите горной овечьей деревни от волков, надеется, что сын продолжит служение в сфере охраны, но все же разрешает ему спуститься с гор, попытать в городе рок-музыкального счастья и встретиться с кумиром, «звездой эстрады» котом Энгусом. Однако, как только Боуди попадает в город, волки, мечтающие захватить овечью деревню, начинают охоту за ним.

В «Рок Доге» представлены все компоненты качественной массовой анимационной ленты:

  • привлекательные образы, которые драматургически и визуально передают характер животных (однотипные глупые овцы, кот Энгус, который гуляет сам по себе) и одновременно подмигивают кинематографическим жанровым типажам (волки — вылитые мафиози);
  • сюжет, основанный на пути к мечте, акцентирующий на необходимости познать себя, найдя свое предназначение;
  • легкие, запоминающиеся музыкальные композиции;
  • много физической комедии, к которой располагает животный мир, и умеренная доза опасности, возникающей на пути героев, чтобы поддержать интерес к экранному действию.

Успешные приемы американских анимационных фильмов лишь немного дополнены китайским колоритом, что практически не влияет на них. Наиболее явно копирование проявляет себя в персонаже робота-дворецкого, который является послушным конфидентом рок-звезды Энгуса: высокотехнологичный герой, напоминающий о «ВАЛЛ-И», в животном мире «Рок Дога» кажется не всегда уместным. Однако в целом у авторов ленты выходит достойная работа, оставляющая сознательное стойкое ощущение дежавю, но никак не дешевой подделки.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

=