Новые фильмы в кинотеатрах: «Трансформеры: Последний рыцарь», «Бесстыдное путешествие» и «Жизнь Кабачка»

Истoрия в пятoм фильмe Мaйклa Бэя «Трaнсфoрмeры» стaртуeт с мeстa в кaрьeр, лишь нeскoлькими ввoдными рeпликaми oбъясняя прoисxoдящee для тex, ктo нe в курсe прeдыдущиx фильмoв (хотя среди зрителей вряд ли найдутся такие). Итак, трансформеры очень давно были на Земле, помогая королю Артуру отстоять Англию. В наши же дни власти ведут с ними ожесточенную войну, не понимая, что на мир надвигается намного более серьезная угроза — в виде целой планеты, собирающейся уничтожить Землю.

Чтобы не допустить коллапса, необходимо найти посох Мерлина, когда-то дарованный трансформерами людям. Этим занимаются американец Кейд Йегер (Марк Уолберг), со времен четвертого фильма успешно защищающий трансформеров, сэр Эдмунд Бертон (Энтони Хопкинс), глава тайного ордена, который много лет хранил их секреты, и преподаватель истории из Оксфордского университета Вивиан Уэмбли (Лора Хэддок), которая в легенды о Мерлине и рыцарях Круглого стола не верит.

У Майкла Бэя, который снимал всех «Трансформеров», в очередной раз получается максимально зрелищный фильм. Нескончаемое громкое действие стоимостью под 300 миллионов долларов тут обильно сдобрено сногсшибательными визуальными эффектами и прочно удерживает внимание зрителей, не давая отвлечься, чтобы задуматься о горячечных сюжетных просчетах, которыми — традиционно для Майкла Бэя — под завязку наполнена картина. В «Трансформерах» нет ни логики, ни смысла, ни внутреннего единства. Однако, фильму, длящемуся почти два с половиной часа, эта бессмыслица нисколько не вредит, а возможно даже идет на пользу.

Режиссер в очередной раз успешно отпускает на волю своего внутреннего подростка. Он не переживает о том, чтобы интеллектуально оправдать происходящее, но трепетно относится к тому, чтобы выгодно подать его — громко, размашисто и взрывоопасно показывая борьбу металла и выпукло и соблазнительно демонстрируя тела главных героев. В итоге, пунктирная история об очередном конце света и противостоянии межгалактических рас распадается на атомы ярких образов и сцен, которые существуют сами по себе, предлагая либо плоскую шутку, либо пафосный подвиг, либо мгновенную, играющую гормонами любовь.

Марк Уолберг уверенно носит на лице выражение удивленного непонимания, чередуя его с мужественной решительностью, усиленной завидными кубиками пресса. Энтони Хопкинс экономно вплетает в образ легкие нотки психопатии, принесшие ему мировую славу, и существует, по сути, в своей собственной — недосягаемой для других — актерской вселенной. Лора Хэддок, болезненно втиснутая в сексапильные одежды на размер меньше необходимого, даже не пытается играть предложенного ей профессора, но просто предстает новой версией Меган Фокс, которой в первых «Трансформерах» тоже особо играть не доводилось.

Этот эффект узнавания необыкновенно важен для фильма, превращающегося в бесконечное зрелищное дежавю, основанное на апелляциях к кодам Голливуда. Усиливая шумную битву «стиральных машинок» с «пылесосами» героической музыкой и кинематографическими клише, Майкл Бэй создает по-настоящему ярмарочное зрелище. И в очередной раз доказывает, что в этом с ним мало кто может сравниться.

Нечего стыдиться

Лента Джонатана Левина «Бесстыдное путешествие» продолжает линию раскованных, на грани хорошего вкуса комедий, в центре которых оказываются женские персонажи, действующие в предлагаемых порочных обстоятельствах много лучше мужчин (в нашем прокате с прошлой недели уже идет такая — «Развлечения взрослых девчонок»).

30-летняя Эмили (Эми Шумер) отправляется по туристической путевке в Эквадор, которую взяла, чтобы провести романтический отдых с любимым. Поскольку тот бросил ее накануне отъезда, а вернуть деньги за тур не представляется возможным, героиня убеждает поехать с собой мать, тяжелую на подъем (ее сыграла Голди Хоун, вернувшаяся в кино после 15-летнего перерыва). В Эквадоре героинь похищают с целью выкупа и вывозят в Колумбию. Тут, убегая от преследователей, они вынуждены бороться за жизнь. С чем — и это не секрет — довольно успешно и смешно справляются.

Важной особенностью фильма оказывается сплав реализма с карикатурой. Образы непутевой, недалекой, эгоистичной дочери и зажатой в прошлом, отрезанной от активной жизни, любящей матери выписаны и сыграны предельно достоверно, без самолюбования. Они достойны глубокой психологической драмы. Особого упоминания стоит игра Эми Шумер, которая с готовностью лишает образ Эмили обаяния и даже не предполагает для него голливудского лоска.

Однако, Джонатан Левин помещает своих столь реальных героинь в совершенно карикатурную среду — их окружают сатирически заостренные персонажи (брата Эмили, к примеру, характеризуют не иначе как «сказочный задрот») и шаблонные — неизменные со времен «Романа с камнем» Роберта Земекиса — экзотические образы Латинской Америки, в которой им нужно искать спасения.

Вместе с иронично истолкованной криминально-приключенческой фабулой, в которой находится место и американским властям (они вроде бы должны вызволять своих граждан), и местным криминальным заводилам (они и в подметки не годятся простым американским женщинам), это снижает градус болезненного дискомфорта драматичных взаимоотношений родителей и детей, что идет на пользу развлекательному потенциалу фильма.

Пронзительная анимация

По времени швейцарско-французская анимационная драма Клода Барраса «Жизнь Кабачка» идет чуть больше часа. И если предпочесть этот фильм пятым «Трансформерам», его вполне можно посмотреть дважды, а в промежутке — получить достаточно времени, чтобы выпить кофе и о фильме подумать и поговорить.

Парадокс, но из упомянутых в этом обзоре картин, именно выполненная в технике пластилиновой анимации «Жизнь Кабачка» — единственная по-настоящему драматичная работа, которая без страха говорит о невымышленных проблемах нашей жизни и оставляет после просмотра теплые эмоции, которые хочется надолго сохранить.

Герой картины — 9-летний Икар. Он предпочитает, чтобы его называли «Кабачком», потому что так звала его мама-алкоголичка, на память от которой у него осталась ее пивная банка. Оказавшись в приюте, Кабачок сталкивается с такими же, как и он лишенными родительской любви, психологически травмированными детьми. Герой не без проблем пытается построить с ними взаимоотношения, находя надежду и друзей.

Анимация служит для Клода Барраса инструмент передачи эмоционального детского взгляда на мир и его взрослые проблемы. Благодаря точно подобранным тонам (цветовое решения фильма и образов персонажей играет крайне важную роль), выверенным мизансценам и крупным планам режиссеру удается многое передать без слов — сдержанно, точно и деликатно.

«Жизнь Кабачка» — один из главных анимационных фильмов минувшего года. На престижном Международном фестивале анимационных фильмов в Анси он получил награды лучшему фильму от профессионального жюри и от зрителей, был признан Европейской киноакадемией лучшим анимационным фильмом 2016 года, а также был номинирован на «Оскар» за лучший полнометражный анимационный фильм.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

=