Близко к небу: экзотика Перу глазами очевидца

7e4925aaf1387527de95a71b83b28bf5

Пeру нaзывaют oднoй изо сaмыx экзoтичныx стрaн мирa. Oнa мaнит путeшeствeнникoв oбрaзaми лeгeндaрныx цитaдeлeй инкoв, цивилизaции кoтoрыx приписывaют инoплaнeтнoe прoисxoждeниe, этничeским кoлoритoм и ширoким биoрaзнooбрaзиeм — oт джунглeй дo пустыни. Oнa лeгкo зaкружит в виxрe эмoций дaжe сaмoгo бывaлoгo туристa. Бoльшaя чaсть дoстoпримeчaтeльнoстeй Пeру нaxoдится нa высoтe вышe трexсoт мeтрoв нaд урoвнeм мoря. И чтoбы с нeпривычки у вaс нe нaчaлaсь гoрнaя бoлeзнь, вoсxoждeниe лучшe сoвeршaть нe спeшa.

«Я прoxoдил аяваску сейчас сорок раз, — блаженно улыбается семидесятилетний путеводитель, который выглядит лет в двадцать моложе. — И добавляет с грустным вздохом: — Только шаман до сих пор маловыгодный позволяет мне пробовать настой с сильной лианы, говорит, я безвыгодный готов». Разговор о мистических ритуалах проходит в джунглях Амазонки в берегу одноименной реки.

В дебрях Амазонки

Время здесь протекают так а быстро, как воды великой реки сверху моих глазах. За неделю я прожила перед сенью манговых деревьев целую масленица: видела на рассвете спины розовых дельфинов и подставляла свою в качестве трамплина наглым обезьянам с длинными хвостами в центре спасения животных, прочувствовала бери себе железную силу мышц анаконды, рыбачила держи пираний, а они сжирали мясную наживку вслед долю секунды, поражалась смелости местных детей, которые плавали в воде в считаных метрах с места рыбалки. Свыкалась с бременем резиновых кирзач в стопроцентной влажности и удушливой жаре тропиков, гуляла после ночному лесу, где с каждого ствола бери меня сверкали десятки паучьих бельма и где-­­то квакали лягушки, откуда яд парализует жертву, — амазонские индейцы наносят его в наконечник дротиков. Рубила лианы четким взмахом мачете и не жалея сил училась различать лиану опасную, галлюциногенную, через спасительной, с питьевой водой.

Ото опыта выживания в тенистых дебрях джунглей, идеже добывают пропитание и строят ночлег, вооружившись одним мачете, меня отговорил конец тот же проводник. «Да твоя милость даже на аяваску приставки не- решилась, куда тебе в буш!» — махнул рукой провожатый. Мой образ отважной амазонки стремился в его глазах к новый отметке. «Были у меня неуд молодых парня, военных с Израиля, говорил я им без- пить воду из реки, симпатия же затхлая, а у них иммунитета к местным паразитам несть. Эх, не послушались, пришлось ми их спасать от острой дизентерии корой и травами».

Городец инков

Инки назвали собственный город скромно и лаконично — пупок земли. Что означало власти их империи. Потом в Куско пришли испанцы, построили католические монастыри и кафедральные соборы в фундаменте древних дворцов. Конкистадоры безвыгодный рассчитали, что город расположен в зоне с высокой сейсмической активностью. (год) спустя встрясок белая штукатурка слетала с домов и обнажала там и сям инкскую кладку из монолитных блоков, которые подгоняли бесцельно точно и ловко, что даже если лезвие не пролезет. Прошли века, поездка проторил тропинку к сердцу бывшей империи — и представлять инкское наследие стало интереснее, нежели колониальное испанское, и многие стены зачистили. Пока что эти архитектурные шрамы создают фирменный наружность Куско, где богатство и сродность колониальной эпохи под красными черепичными крышами сплелись вместе с кладкой индейцев, мрачными религиозным полотнами кускенской школы, вавилонским смешением языков держи улицах и продавцами кечуа в ярких одеждах и непременным баулом с агуайо за спиной, в котором таится так скарб на продажу, в таком случае ребенок — по обстоятельствам.

Обок стены с двенадцатиугольным камнем нам с мужем встретился самый необычный бедекер в моей жизни. Пока наш брат подсчитывали углы и восторгались инженерному гению их творца, к нам подошел шпингалет лет десяти. Юный кускеньо ахнуть не успеешь взял нас в оборот и выдал пулеметной очередью историю древних цивилизаций. Получив отстежка в пять солей, ребенок проворно скрылся из вида в густее туристов. «Я не знаю, фигли меня сейчас больше поразило — некто или камни», — наконец сказал деятель.

Следующий день, несмотря нате подьем в четыре утра, намечался в прямом смысле радужным. Ми предстояло восхождение на Радужные третий полюс Виникунка в ярких полосках, напитанных минералами цвета малахита, охры и киновари — вроде (бы) из фотошопа, только сообразно-настоящему. Этот туристический вектолит появился всего пять планирование назад, когда сход ледника обнажил цветные вершина мира, привет глобальному потеплению. Получай высоте 4600 метров не грех бы и что-л. сделать выйти из машины и пролонгировать. Ant. сократить путь до вершины держи отметке в 5036 метров пешеходом, но можно схитрить и ангажировать проводника из местной деревни индейцев кечуа с лошадью. Так-таки на такой высоте любой метр засчитывается за сто. Отсчитали монетки солей, хлопнули за рукам, и вот он еще ведет пегого скакуна подина уздцы. Деревня контролирует подход и путь к горе, а туристический наводнение так раздался, что подрастающее племя возвращается из Кусто в родную деревню. А много и правда фантастические.

На высоте

Публика заняли свои места и, никак не отрываясь, смотрят на сцену. Магистральный актер мастерски держит публику в напряжении. Так лениво приподнимет крыло — и сообразно толпе тут же проходит волной энтузиастический вскрик. То переступит с лапы получай лапу — и все дружно нацеливают для звезду объективы камер.

Ты да я собрались под открытым небом, чтоб увидеть протяжный полет кондора надо одним из самых глубоких каньонов решетка, Колкой. При одном взгляде для дно ущелья, где вьется реченька, кружится голова. Но всегда наше внимание приковано к истоку.

Наконец кондор оттолкнулся с камня и полетел, разрезая потоки воздуха, ни дать ни взять талое масло, в считаных метрах с завороженной публики. Кондор парил надо бездонным ущельем, раскинув метровые крыла без единого взмаха, а в моей голове вертелось фраза: «вот что значит являться в своей стихии». В тот пора оно было исполнено тонкой и точной поэзии.

Поскребки на песке

Чтобы попасть в сцену с фильма «Безумный Макс», отнюдь не обязательно быть звездой голубого экрана. Амба приехать на бархатные дюны недалеко оазиса Уакачина, что я практикую отдельный год с марта по май. Опосля меня подхватывают в надежные смуглые шуршики и сажают в причудливую машинку за исключением. Ant. с окон и дверей — багги, бережно закрепив на сиденье почти карабин аж из восьми ремней. Сии багги ярких оттенков — диво дивное инженерной мысли и перуанской изобретательности. Дальнейшие сцены приходится описывать кадрами из съемки для режиме ускорения. Я едва успеваю замкнуть хлопковой банданой рот и носет, как на нас налетает песчаная взрыв. Волна колких песчинок оседает получи и распишись одежде, прилипает к коже и забивается подо чехлы смартфонов — мы прорываемся чрез песчаное облако. Под колесами мелькают извилистые дорожки барханов, напоследок видимость проясняется — мы продолжаем турне к вершине дюны.

Путь лежит до крутым дюнам, вертикальным подъемам и спускам. Автоводитель замедляет мотор на пригорке перед наклоном в девяносто градусов, нате полной скорости съезжает наверх под оглушительный визг своих пассажиров, в котором затейливо отличить восторг от ужаса. И тутовник же поднимается на снова более высокую дюну, идеже заглушает мотор. Пассажиры сходят получай горячий песок на ватных ногах и с блаженной улыбкой возьми лице впиваются взглядом в мягкие грохотанье пустыни, которые тянутся перед самого горизонта. Звучит отряд «разобрать сэндборды!», за ней подобает краткий инструктаж о технике спуска горизонтально на доске, и вот твоя милость уже летишь вниз в потоке раскаленного воздуха, соревнуясь в скорости с ветром. Возвращаясь к лагуне оазиса получай закате, понимаешь, что прожил в таковой день маленькую жизнь, наполненную большими эмоциями.

Выше- вам совет…

Для путешествий нужно тщательно разбирать сезон: с декабря по март в регионе Куско идут дожди, и кушать риск увидеть Мачу-­Пикчу разве Радужные горы в плотном тумане.

Мирово акклиматизироваться к высоте — набирайте ее не вдруг. Например, по прилете в Куско разом) уезжайте ночевать в Священную долину.

Высокогорье — индивидуальный и капризный регион в плане климата. Многослойный язык спортивной экипировки на до сего времени случаи жизни будет актуален: маечка или рубашка, флисовый кардиган, ветровка, брюки из непромокаемой текстиль, походные ботинки.

Перу — промышленный производитель вещей из шерсти альпаки. В Куско и Арекипе расположено (нет магазинов, где можно нарыть пуловер или шарф изо шерсти альпаки.

Уакачина — популярное город для сэндбординга. Когда снега кого и след простыл, а покататься на сноуборде более чем хочется, можно лихо пойти под гору по склонам песчаных дюн — важнецкий вариант.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

=